Регистрация/Авторизация
Видео-портал MaxVizor

Категории Фильмов

Рецензия на фильм Кожа, в которой я живу

Рецензия на фильм Кожа, в которой я живуСлишком просто было бы сказать: Альмодовар уже не тот, что был раньше – это, разумеется, очевидно. Не тот. Вопрос в том, должна ли эта перемена зрителя разочаровать или же вовсе наоборот?

Если кто помнит, есть такая фраза – цитата, автора которой изначально не очень знали, да и сама она как-то давненько не в чести, – звучащая как банальность аксиома о превратностях истории, которая, случаясь в первый раз, выглядит трагедией, а повторяясь заново – становится фарсом. Посмотрев «Кожу, в которой я живу» – очередной фильм Педро Альмодовара, – почему-то хочется сказать, что и этот природный закон в приложении к трудам экстравагантного испанского режиссера кажется неминуемо начинает менять свою ориентацию.

С чем лучше сравнить фильм Альмодовара, как не с фильмом Альмодовара? Ну так, чтобы прочувствовать на губах привкус времени. Ну например с той лентой, с коей созревающий Педро ворвался в мировой кинохлев конца восьмидесятых – с «Женщинами…», теми, что «…на грани нервного срыва». Разумеется, по сюжету и концепции у той картины с «Кожей…» параллелей маловато, но во всем остальном, начиная с Бандераса и тут и там, продолжая пикантным наличием пистолетов у дамочек прямо в хозяйственных сумках, слезьми героинь, и заканчивая фигурированием в сюжете «матери серийного убийцы» – налицо удивительная общность. Те, кто видел оба фильма – вспомнили? Разницу почувствовали? Повздыхали? Удивительная общность во всем, кроме восхитительного, узнаваемого на любой минуте былых лент иронического авторского почерка. И дело даже не в том, что двадцать лет назад испанец снимал черноватые комедии, а нынче в основном драмы, порой скатывающиеся к мелосу. Дело, видимо, в том, что между этими фильмами пропасть в двадцать пять лет, пропасть, заполненная миллионами кинокадров с бесконечными разговорами о трансплантированных органах, разбитных и разбитых судьбах воплощенных трансвеститов, трагическими историями детей, матерей, жертв аварий, коматозных и вич-инфицированных больных. Этого супового набора какой-нибудь Муратовой хватило бы для воцарения четвертьвековой беспросветной чернухи, и, хотя у Альмодовара это всегда было поводом лишь для сентиментальной переживательности, но мало по малу педалирование этих сущностей, видимо, не могло не нанести ущерб общему настроению. Постепенно всё, что придавало блеск альмодоваровскому фарсу скомкалось и спуталось в колтун альмодоваровской трагедии.

Альмодовар всегда был режиссером прямым и незаумным в очень хорошем смысле этого слова: кадр его фильма всегда означал именно то, что там было показано – в том смысле, что никаких символических иносказаний, метафорических аллюзий и семиотических экзерсисов, там даже чисто технически действия одновременно на двух планах отродясь не бывало. Оттого, быть может, от легендарных его работ так по доброму и по-юношески веет комиксом или телеситкомом. Он всегда был прост и честен, но отнюдь не туп. И даже с этой «телевизонностью» – да что мне вам рассказывать – он только и делал, что играл: вот-вот зритель начинает верить в наигранную квазиискренность персонажей, так и оказывается, что они действительно искренне лишь наигрывают – по сюжету, воистину, лицедействуя, играя дважды не себя и произнося реплики с чужого голоса. И эта – не метафора, но ирония – в эпицентре основного нерва картины делала рассказчика интересным, а рассказ изумительно правдивым. В «Коже…», где все происходит «на самом деле», где нет места ни иронии, ни фарсу, ни второму дну, всю дорогу приходится ловить себя на желании: «хоть бы автор тут спрятал что-то еще!», и тут же приходится поспешно давить в себе разочарование: «нет, это же Альмодовар – ничего кроме того, что есть в кадре». И та же «мать серийного убийцы», которая в «Женщинах…» остроумно оказывается персонажем телерекламы, а тут – в «Коже…» – фигурируя на полном серьезе, не оказывается никем другим, кроме матери рецидивиста (вернее даже двух – о, быть может в этом вся тонкость?), создает у старых альмодоваровских зрителей ощущение, что их явно чем-то обделили, а то и заставляет озаботиться, не прокляли ли боги старика Педро, лишив его былого таланта за какие-то прегрешения?

Впрочем, зритель выросший на олигофрении холливудовской драматургической индустрии, в этом, быть может, даже ничего дурного и не заметит. Как и не заметит бесконечного количества тех еще сценарных клише: про одинокого гения-злодея-мстителя, производящего жуткие опыты над людьми в своем замке-особняке, про какие-то нелепые зловещие же преследования несчастного мальчика неизвестным в маске, цепями в каменном подвале, сценами психологического противостояния с кинжалом наперевес, в которых жертва, выбирая как ущемить злодея, наносит раны не ему, а себе, действительно пронзая тем самым душу мучителя, кровавые развязки с универсальным диалогом, набившем оскомину повсюду, включая вневременное «Ты же поклялся на Прелести» – «Я солгал!» и т.д. Сам режиссер в одном из интервью жаловался на то, что десяток лет откладывал начало работы над проектом, всеми силами пытаясь отойти и забыть книгу-прототип – роман «Тарантул» Тьерри Жонке, – который вдохновил его на создание этого фильма. Что ж, будем считать, что все вышеперечисленное лишь результат неравной борьбы сценариста с первоисточником, и бескрайняя погруженность романиста в каноны макулатурной стилистики все-таки смогла просочиться и заляпать своими ходами конечный сценарий. Впрочем, быть может, в этом и следует видеть иронию испанца, отнюдь, не потерявшую былую мощь, как могло показаться, и стилизованная под попсовый триллер с элементами фантастики лента явно призвана обличить импотентность всего этого художественного языка – и в этом шутка… Вот только почему-то не смешно, не смешно так, как бывало когда-то.

Но раз уж мы подошли к сценарию, тут, как ни парадоксально, нужно, если и не снять шляпу перед этим фильмом, но хотя бы покивать головой в знак благосклонности. За присутствие особой сверхидеи фильм не похвалишь, за режиссуру – ну уже сказано выше. За игру актеров – Елена Анайя крайне соблазнительна и мокра глазами, однако, не более, а Бандерас до деревянности серьезен, сидя за столом с пистолетом в руке старательно играет что-то а-ля Пачино, и, в общем, в тех же «Женщинах…» – в очечках и с кудрявым чубчиком – как актер, по моему мнению, он сделал больше и смотреть на него гораздо интереснее (любительницы цезарианского профиля и блистающих бицепсов Антонио – гляньте, не пожалеете). А вот сюжет «Кожи, в которой я живу» – это то, что заставляет все-таки считать этот фильм не пустым местом. Только не путайте: не смысл сюжета – не идея, не вывод и не мораль, – но само изложение хода событий (это же Альмодовар – никаких метафор, ничего кроме того, что есть в кадре).

В официальном заявлении перед фестивальной премьерой режиссер просил рецензентов и критиков не раскрывать в своих публикациях сюжет картины, дабы не портить впечатление тому, кто ее еще не видел. Понятно, что определенное количество времени с тех пор минуло, и о чем фильм уже без труда можно прочитать в ЖЖ любого, кто не имел возможности присутствовать на той пресс-конференции, но все же я делать этого не буду. Да, впрочем, это весьма бессмысленно.

Тогда не сюжет, но ощущение. Больше всего раздражает и тем самым интригует то, что при всей вторичности и тривиальности киноповествования я, как зритель, полфильма решительно не понимаю, что на экране происходит, вернее, с какого перепугу это сейчас происходит. Да нет, ясно, что в большинстве киноподелок – особенно специально детективных или триллерообразных каких-нибудь – зритель тоже ничего не должен до конца понимать, в этом суть. Но киноиндустрия приучила к тому, что мы «не понимаем» нечто обязательно отождествляясь с главным героем: ему не понятно, он мечется по экрану в попытках разобраться – и мы вместе с ним. А тут уже мне в одиночку по эту сторону экрана приходится ерзать от того, что на экране персонаж, пришедший буквально с улицы, уже почему-то знает о чем речь, а я – до сих пор нет. И от этого неминуемо начинаешь в конце концов получать определенное удовольствие. И хотя держать планку интриги до последних минут развязки у автора не выходит, смотреть фильм – по крайней мере, в первый раз – весьма интересно.

Ну и разумеется, при всем заокеанском ширпотребстве, это все же кино испанских корней – слезы, кровь, месть, страсть, пистолеты (хранящиеся повсюду, включая ящики кухонных столов), сумасшедшие сыновья и всепрощающие матери, испанские матери, воспеваемые режиссером во все времена. Тут ничего не убавишь.

Впрочем, хотя многие утверждают, что «Кожа…» – лучшая его работа, стоит ли говорить, что Педро Альмодовар уже не тот.



Оставьте Ваш отзыв о фильме пожалуйста
Внимание, Уважаемый посетитель ! Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Вы вошли как Гость, ответьте на вопрос:

1+7= ответ цифрами

По Алфавиту

Знойная женщина, — мечта поэта
Доллар - 56.5201
Евро - 69.8928

Новости Кино

Amazon снимает биографический фильм о Марии Кюри
Amazon Prime Video совместно с StudioCanal занимаются производством биографического фильма ...
Художник по костюмам «Ленфильма» умерла на 80-м году жизни
Художник по костюмам киностудии «Ленфильм» Галина Деева, работавшая над созданием десятков картин, ...
БК «Лига Ставок» организовала показ фильма «Лёд» в «Доме Спорта»
Генеральный партнёр «Дома Спорта» на зимних Олимпийских игр БК «Лига Ставок» в преддверии старта ...
Фильм «ЛЁД» показывает один из лучших стартов среди российских картин
За первые четыре дня картина заработала более 465,8 миллионов рублей и вошла в ТОП-5 лучших первых ...
Три билборда на границе юмора: как фильм Мартина МакДона стал мемом
В сетях набирает популярность новый мем, появившийся после выхода на экраны фильма Мартина МакДона ...